Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица Евгений Маляр # Банкротство Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица

Ограниченность ответственности учредителя ООО распространяется только на ситуации, когда имущества предприятия достаточно для погашения всех задолженностей.

  • Что такое субсидиарная ответственность
  • Кого могут привлечь к субсидиарной ответственности при банкротстве
  • Привлечение к субсидиарной ответственности директора и учредителя предприятия
  • Привлечение к субсидиарной ответственности главного бухгалтера
  • Привлечение к субсидиарной ответственности формально сторонних лиц
  • Субсидиарная ответственность без процедуры банкротства

Наиболее распространенная организационно-правовая форма собственности на предприятии – ООО.

Ограниченность ответственности проявляется в том, что в случае финансового краха она исчерпывается стоимостью имущества фирмы и ее уставным капиталом.

В результате такой упрощенной трактовки у некоторых учредителей, руководителей и прочих ответственных лиц порой возникает иллюзия полной безопасности, в которой пребывает их личная собственность.

Субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица позволяет кредиторам претендовать на возмещение ущерба не только за счет имущества несостоятельного предприятия. В 2018 году ее условия ужесточились.

Субсидиарная ответственность при банкротстве состоит в правовой возможности принудительного взыскания кредитором задолженности с субъекта, не являющегося прямым должником в случае имущественной недостаточности.

Возмещение производится за счет обоснованного возложения на должника дополнительных обязательств.

До недавнего времени круг лиц, которых можно было законно обвинить в неправомерных, недобросовестных и неразумных действиях, повлекших финансовую несостоятельность, ограничивался высшим менеджментом предприятия. В соответствии с Законом о несостоятельности 127-ФЗ их можно было привлечь к субсидиарной (дополнительной) ответственности, если доказан факт принятия неоправданных управленческих решений.

В 2017–2018 годах был принят ряд правовых актов, расширяющих права кредиторов. Теперь взыскивать задолженность в субсидиарном порядке можно не только с предприятий-банкротов (Федеральный закон об ООО, статья 3 пункт 3.1).

В соответствии с Законом 488-ФЗ срок давности привлечения к ответственности виновных лиц увеличен втрое – до трех лет, и дано право заявлять требования погашения обязательств после завершения конкурсного производства.

Субсидиарная ответственность распространена на участников ООО (руководителя, учредителей и других людей, влияющих на управление фирмой), исключенных из ЕГРЮЛ в административном порядке.

Круг возможных виновников расширен, и теперь включает в себя контролирующих, аффилированных и прочих лиц, по причине действий которых предприятие утратило платежеспособность. Объединяющим признаком служит возможность давать распоряжения, обязательные для исполнения.

Простыми словами субсидиарная ответственность описывается как взыскание материальных ценностей, составляющих личную собственность, для компенсации убытков и выплаты задолженностей.

В статье 53.1 Гражданского кодекса РФ изложены основания для привлечения к субсидиарной ответственности – доказанность «недобросовестности и неразумности» решений руководителя предприятия, вследствие действий и или бездействия которого нанесен ущерб. Судебная практика показывает, что добиться этого бывает весьма непросто.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности сложна и включает в себя ряд проверок.

В первую очередь необходимо выяснить очевидные факты – должностные полномочия, родственные связи, корпоративную аффилированность, выданную доверенность на управление и т. д., если таковые факты имели место.

Второй круг проверки – установление фактических возможностей влиять на принятие решений.

Если управляющий был назначен учредителями, арбитражный суд выясняет, контролирует ли он действительно ситуацию или является чисто формальным лицом.

Ситуация с пресловутыми «зицпредседателями» настолько распространена и применяется мошенниками так давно, что фамилия Фунт стала нарицательной для обозначения номинального руководителя.

Третий важный момент – возможная субсидиарная ответственность группы, то есть нескольких лиц сразу. Она может быть солидарной (равномерной) или долевой (пропорциональной нанесенному ущербу) в зависимости от последствий действий или бездействий каждого из участников.

Четвертым распространенным признаком, служащим основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, является отказ руководителя подавать заявление в суд о признании компании банкротом (что он обязан сделать согласно требованиям статьи 9 Федерального закона 127-ФЗ).

И напротив, если есть доказательства добросовестности мотивов (принятие мер, адекватных ситуации, наличие плана оздоровления), управленец может быть освобожден от личной ответственности за доведение предприятия до состояния банкротства.

Ответственность за неспособность погашать задолженности традиционно возлагается на первых лиц предприятия: высших руководителей и владельцев бизнеса. Кроме них привлекаться также могут и другие лица, действия которых могут создать условия для банкротства. К таковым относятся:

  • главный бухгалтер;
  • лица, формально не связанные с предприятием, но фактически руководившие им два года и более до момента банкротства.

В статье 2 Федерального закона 127-ФЗ дается определение сторонних физических лиц, причастных к управлению компанией. Подробнее о них будет рассказано ниже, в отдельном пункте.

Инициаторами привлечения к субсидиарной ответственности могут выступать кредиторы и арбитражные управляющие. Для этого законодательством установлены условия, соответствующие правам кредиторов и критериям банкротства.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица

Ограниченность ответственности учредителя ООО распространяется только на ситуации, когда имущества предприятия достаточно для погашения всех задолженностей. Во всех остальных случаях в отношении него действуют те же правила, что и для обычного индивидуального предпринимателя, неспособного отвечать по своим обязательствам.

Наемный руководитель несет материальную ответственность перед работодателями (владельцами бизнеса). Признаками действий, позволяющими привлечь к ней, являются:

  • Заключение сделок, наносящих ущерб предприятию в личных интересах.
  • Сокрытие или умышленное искаженное представление участникам бизнеса информации о сделках.
  • Отсутствие мер по получению важной для условий сделки информации (проверки добросовестности контрагента, условий лицензирования и пр.).
  • Игнорирование существенных сведений при заключении договоров.
  • Фальсификация, потеря или кража документации предприятия (например, если генеральным директором похищены или подделаны документы бухгалтерского учета).

В своем большинстве подобные деяния (действия или бездействие) являются злонамеренными и их суть состоит во введении в заблуждение учредителей фирмы или акционеров ООО, или проявленной служебной халатности. Владельцы бизнеса вправе подавать в суд на проворовавшегося или беспечного руководителя, ими назначенного.

Если же бизнесом управляет сам его владелец, то он несет полную ответственность за нанесенный ущерб, включая субсидиарную, если имущества недостаточно для погашения задолженности перед сторонними кредиторами. Свои финансовые потери он простит себе сам.

В процессе ведения бухгалтерского учета практически невозможно сохранять неосведомленность об истинных намерениях руководителя предприятия. Этим обстоятельством обусловлена высокая степень (вплоть до уголовной) ответственности главного бухгалтера. Трудно предположить, что он не знал о злонамеренных деяниях директора или владельца.

Несмотря на эту очевидность, субсидиарная ответственность может быть возложена только на основании четкой доказательной базы. Ее основу обычно составляют следующие факты, выявленные в процессе ликвидации ООО:

  • Выявлено отсутствие ключевых документов бухучета, особенно первичных (накладных, счетов-фактур и пр.).
  • Представлена неполная информация о движении ТМЦ (некоторые операции не отражены в отчетности).
  • Сведения бухгалтерской отчетности намеренно искажены в целях ухода от налогообложения и сокрытия махинаций.
  • Доказано участие главбуха в доведении предприятия до состояния преднамеренного или фиктивного банкротства, а также сделках сомнительной доходности.

Избежать субсидиарной ответственности главный бухгалтер может, только если сумеет доказать отсутствие своего влияния на процесс принятия управленческих решений, или тот факт, что он действовал по принуждению. В данном случае имеет место своеобразная «презумпция виновности». Смягчающим обстоятельством служит идеальное состояние отчетности и отсутствие нарушений ПБУ.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица

Признаки стороннего физического лица, причастного к управлению компанией, перечислены в статье 2 127-ФЗ и других правовых нормативных актах, где они практически дублируются:

  • Возможность давать обязательные к исполнению распоряжения.
  • Способность направлять функционирование фирмы убеждением, авторитетом или принуждением.
  • Наличие непосредственного влияния на руководство компании.

Привлечь к субсидиарной ответственности аффилированных, должностных, административных и прочих лиц, имеющих неформальные, но эффективные рычаги воздействия на предприятие, очень сложно. Это становится возможным только при наличии неопровержимых доказательств.

До июля 2017 года применение субсидиарной ответственности было возможно только к руководителям предприятий, в отношении которых открыто делопроизводство по признанию их финансовой несостоятельности.

В последнее время правовые нормы претерпели ряд изменений. В частности, в статью 10 Федерального закона 127-ФЗ внесены существенные поправки. Перемены коснулись и 129-ФЗ.

В целом их суть состоит в том, что стало возможным привлечение без банкротства виновных лиц к субсидиарной ответственности.

Актуальность нововведения была осознана в первую очередь налоговиками, слишком часто сталкивающимися с проблемами. Некоторые должники не спешили отвечать по своим обязательствам, при этом банкротами себя не объявляя. Решение в судебном порядке тоже не всегда приводило к успеху, тем более что кредитору часто не хотелось нести затраты на возбуждение дела.

  • Внебанкротное субсидиарное принуждение к уплате задолженности имеет свои процессуальные особенности.
  • Если в отношении должника уже возбуждалось дело о признании финансовой несостоятельности, но было по какой-либо причине прекращено, то заявление следует подавать в тот же суд, где оно изначально слушалось.
  • При отсутствии такого факта в биографии должника, требование будет рассматривать районный суд общей юрисдикции или арбитраж по месту его жительства.

Прецеденты уже есть. Кредиторам удается взыскивать сотни тысяч рублей из личных средств руководителей предприятий, не считающихся банкротами.

Привлечение к субсидиарной ответственности — основания и сроки

Средством защиты прав кредиторов выступает институт привлечения к субсидиарной ответственности (СО). Под ней понимают право взыскать недополученные средства с лица, которое ответственно за действия предприятия-дебитора.

Это актуально для фирм и предприятий, которых объявляют банкротами. Законодатели определили, что в этих обстоятельствах долги взыскиваются с контролирующих лиц, признанных виновными в разорении.

Законодательная реформа-2017, проведенная в этой сфере, повысила гарантии возврата для субъектов-кредиторов.

Обзор последних изменений в законе

Дополнения 2017 г. в законодательство РФ о банкротстве влияют на положения о привлечении к СО:

  1. Расширен круг обязанностей высшего менеджмента, участников компании-дебитора.
  2. Уточнено определение контролирующих лиц (КДЛ).
  3. Дополнена формулировка причин и презумпций в области СО.
  4. Установлена необходимость выявления, привлечения к ответу менеджеров, управленцев, директоров.
  5. Уточнены меры по наложению ареста на имущество.
  6. Займодатели могут избирать способ привлечения к СО.
  7. Отмечены условия привлечения лиц к субсидиарной ответственности после окончания делопроизводства о банкротстве.
  8. Урегулирована проблема последовательности взыскания ущерба, причиненного должнику.
  9. Введено вознаграждение арбитражным управляющим.
Читайте также:  Могут ли уволить многодетную мать с работы? причины и порядок сокращения

Специалисты предвид—ят увеличение количества споров о привлечении представителей фирм-должников к субсидиарной ответственности.

Для предупреждения негативных последствий для учредителей, топ-менеджеров компаний следует вести работу по повышению юридической осведомленности управленцев. Указанные новшества требуют подробного анализа и разъяснений.

Характеристика новых обязанностей

Неисполнение закона ведет к привлечению КДЛ к ответственности. Согласно изменениям от 30 июля 2017 г., внесены две группы дополнительных обязанностей:

  1. Нацеленных на минимизацию отрицательных последствий несостоятельности. Представителям высшего руководства надлежит в течение 10 дней с даты, когда стали очевидны признаки несостоятельности и риска невозможности исполнить денежные обязательства, внести эти сведения в ЕФРСФДЮЛ. Все важные обстоятельства законодатель предусмотрел в измененных ст. 8, 9, 30 закона РФ «О банкротстве». На руководящий состав возлагается также обязанность предпринимать меры по недопущению разорения фирмы.

Отдельно отмечены обязанности представителей органов управления и иных КДЛ относительно выполнения (или невыполнения) действий, которые отрицательно могут повлиять на финансово-экономический статус фирмы. Эти субъекты должны действовать, основываясь на удовлетворении интересов кредиторов.

  1. Направленные на инициирование банкротства. В отличие от ситуации, когда ранее эти обязанности возлагались только на директора предприятия-дебитора, сейчас ответственными считают также КДЛ. Это означает следующее. Если, например, руководитель на протяжении 1 месяца не подал необходимое заявление о несостоятельности, КДЛ обязаны требовать провести досрочно заседание правления компании, уполномоченного проводить решения по ликвидации. Это собрание проводят не позднее 10 дней с момента поступления требования. В повестку включают вопрос об обращении с соответствующим заявлением о банкротстве. Непринятие этих мер влечет СО.

После вступления в силу новых норм с 30.07.2017 г. невыполнение перечисленных обязанностей грозит привлечением КДЛ к ответственности. Если такая ситуация возникала ранее, то, суд откажет займодателям в удовлетворении требований.

Новшества в определении

КДЛ считают субъекта, обладавшего правом влиять на дебитора распоряжениями, обязательными к исполнению, в промежутке до 3 лет перед обнаружением признаков разорения и после, вплоть до того момента, как арбитражный суд примет заявление о признании банкротства.

Новые нормы закона о банкротстве определяют условия установления КДЛ:

  1. Деятельность на протяжении трех предыдущих лет. Этот период исчисляют от начала появления признаков несостоятельности фирмы (ранее отсчет вели до момента возбуждения дела о банкротстве).
  2. Неформальные отношения (гражданский брак, совместное обучение и пр.), установленные посредством оперативно-розыскных мероприятий, могут стать для суда основанием для признания КДЛ, при этом учитываются существующие презумпции.
  3. Отмечена необходимость принимать во внимание возможность КДЛ реально влиять на условия совершаемых сделок должником, изменивших его финансовый и юридический статус.

К СО по задолженностям банкротов теперь могут привлечь:

Субсидиарная ответственность при банкротстве организаций. Основания субсидиарной ответственности. Обзор позиций СКЭС ВС РФ

Основания субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника

Продолжаю цикл публикаций по разным актуальным темам банкротства. Ранее мы говорили о стандартах доказывания в банкротстве и о контролирующих должника лицах (далее — КДЛ), которые являются субъектами субсидиарной ответственности.

В этой публикации мы рассмотрим вопросы оснований субсидиарной ответственности, а также различных презумпций, в силу которых предполагаются основания для возложения субсидиарной ответственности на КДЛ, пока они не докажут иное.

Вообще, если говорить о наличии презумпций, то банкротное право точно является чемпионом по разным презумпциям, как установленным законодательством, так и определениями СКЭС ВС РФ по конкретным делам.

Достаточно вспомнить презумпцию корпоративного характера займа, если о включении его в РТК просит КДЛ. Эта презумпция сформулирована именно СКЭС.

В настоящее время заявления о взыскании с контролирующих лиц должника долгов, которые не погашены в рамках конкурсного производства, подаются весьма часто. Директора, учредители, бухгалтеры должников имеют реальный шанс столкнуться в качестве ответчиков со спорами о привлечении к субсидиарной ответственности.

Для оценки перспектив спора, а также эффективной защиты своего доверителя, будь это лица, которых привлекают к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица, или, наоборот, те, кто подаёт такие заявления, знание позиций СКЭС ВС РФ по данному вопросу будет хорошей помощью в защите своего доверителя.

Итак, субсидиарная ответственность – это ответственность контролирующих должника лиц (КДЛ) по долгам юридического лица, если полное погашение долгов невозможно в результате действий и(или) бездействия таких КДЛ (ст.

61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Субсидиарная ответственность является исключением из общего правила имущественной обособленности юридического лица, когда существует злоупотребление корпоративной формой.

Исключительность такой ответственности подчеркивается и в п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — ППВС № 53), в котором говорится:

Привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов.

При его применении судам необходимо учитывать как сущность конструкции юридического лица, предполагающей имущественную обособленность этого субъекта (пункт 1 статьи 48 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), его самостоятельную ответственность (ст.

56 ГК РФ), наличие у участников корпораций, учредителей унитарных организаций, иных лиц, входящих в состав органов юридического лица, широкой свободы усмотрения при принятии (согласовании) деловых решений, так и запрет на причинение ими вреда независимым участникам оборота посредством недобросовестного использования института юридического лица (ст. 10 ГК РФ).

Иначе говоря, для привлечения к субсидиарной ответственности лица необходимо доказать следующее обстоятельства: 1) лицо является КДЛ; 2) полное погашение долгов невозможно; 3) невозможность погашения долгов состоит в причинной связи с действиями или бездействиями этого КДЛ.

Следует отметить, что ранее действовала ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая предусматривала примерно те же основания субсидиарной ответственности, что и ст. 61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

В п.16 ППВС № 53 даются следующие разъяснения относительно того, каковы примерно могут быть подобные противоправные действия КДЛ:

Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (статья 61.

11 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы.

Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.

), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

Поскольку деятельность юридического лица опосредуется множеством сделок и иных операций, по общему правилу, не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя инициированная контролирующим лицом сделка (операция), которая привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения — появлению признаков объективного банкротства. Суду надлежит исследовать совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц), способствовавших возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства.

Следует еще отметить, что в зависимости от наличия причинной связи таких действий с банкротством подлежат применению разные способы защиты права. В п.

20 ППВС № 53 разъясняется, что при решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (в том числе статья 53.

1 Гражданского кодекса Российской Федерации) либо специальные правила о субсидиарной ответственности — суд в каждом, конкретном случае оценивает, насколько существенным было негативное воздействие контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц, действующих совместно либо раздельно) на деятельность должника путем проверки, как сильно в результате такого воздействия изменилось финансовое положение должника, какие тенденции приобрели экономические показатели, характеризующие должника, после такого воздействия.

Если конкретная сделка была явно убыточная и могла служить основанием для взыскания убытков с КДЛ, но на тот момент она непосредственно не привела к банкротству, то здесь возможно взыскание только убытков, причиненных хозяйственному обществу, но не полная субсидиарная ответственность по долгам юридического лица.

Для удовлетворения или отказа в привлечении к субсидиарной ответственности, исходя из вышеизложенного, важнейшее значение имеет установление того, какой размер ущерба был причинен подобными действиями и привел ли он к последующей несостоятельности.

Так,Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.09.2019 N Ф02-3306/2019 по делу N А58-1600/2015 были отменены судебные акты нижестоящих судов со ссылкой на следующее:

Лишь, если допущенные контролирующим лицом (несколькими контролирующими лицами) нарушения явились необходимой причиной банкротства, применению подлежат нормы о субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность: виды, субъекты, порядок привлечения | Правоведус

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» № 127 ФЗ в 2009 г. претерпел ряд изменений, которые коснулись обязательств лиц, контролирующих должников. В частности, законом было введено такое понятие, как субсидиарная ответственность, возникающая при ликвидации ООО с долгами в случае банкротства.

Субсидиарная ответственность – вид дополнительной финансовой ответственности, которую несет руководитель или учредитель юридического лица всем своим имуществом за непогашенные долговые обязательства организации перед кредиторами и государственными уполномоченными органами.

Читайте также:  Как начисляется 13 зарплата — подробная информация

В первую очередь, субсидиарная ответственность направлена на защиту прав кредиторов, порядок ее применения прописан в ст. 399 ГК РФ.

Виды субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность в отношении юридических лиц может быть двух видов: статутная и договорная. В свою очередь, в договорных отношениях субсидиарная ответственность наступает в случае отказа основного ответчика удовлетворить предъявляемые к нему требования (например, ответственность поручителя п. 1 ст. 363, ст. 330 Гражданского Кодекса РФ).

В случае банкротства юридического лица субсидиарная ответственность по долгам директора ООО или учредителя наступает только, если у банкрота-должника недостаточно имущества для удовлетворения интересов кредиторов.

Однако, здесь придется дополнительно предоставить доказательства виновности субсидиарно отвечающего лица, отсутствие правового механизма реализации регрессного требования к основному должнику.

Кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности

Каждый кредитор, учредитель или руководитель коммерческой организации должен понимать, что вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности за непогашенные долги может возникнуть в отношении любого лица, имеющего непосредственное отношение к руководству предприятием, в том числе и при ликвидации ИП, в группу риска подпадают:

  • учредители компании-должника;
  • руководитель организации (директор, главный бухгалтер и т.д.);
  • члены органов управления компании-должника;
  • собственник имущества компании-должника;
  • председатель ликвидационной комиссии;
  • контролирующие органы компании-должника.

Контролирующими органами признаются физические или юридические лица, имеющие либо имевшие не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий (ст. 61.10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Законодательство РФ оставляет право предъявления иска о привлечении к субсидиарной ответственности за управляющим, назначенным на конкурсной основе. В случае не привлечения виновных лиц к субсидиарной ответственности конкурсным управляющим, иск может быть предъявлен другими кредиторами (п. 2 ст. 56 ГК РФ).

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности физических и юридических лиц прописан в ст. 399 ГК РФ и включает в себя следующие последовательные действия:

  1. Управляющий, назначенный в арбитражном порядке (конкурсный управляющий), расследует все обстоятельства банкротства предприятия.
  2. Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, от имени должника обладают арбитражный управляющий по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, конкурсные кредиторы, представитель работников должника, работники или бывшие работники должника, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченные органы.

  3. Заявления о привлечении к субсидиарной ответственности подлежат рассмотрению арбитражным судом в рамках дела о банкротстве должника.

  4. После принятия судом решения о привлечении лица к субсидиарной ответственности может быть выдан исполнительный лист для принудительного исполнения решения. 

Условия привлечения к субсидиарной ответственности в случае банкротства предприятия

Для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности юридическое лицо, имеющее непогашенные задолженности перед кредиторами, необходимо соблюдение следующих условий:

  1. причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица);
  2. документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;

  3. требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц, являющихся либо являвшихся его единоличными исполнительными органами, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, превышают пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов;

  4. документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют либо искажены;

  5. на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности

Действующее российское законодательство предусматривает несколько оснований для привлечения физического лица, имеющего отношение к руководству компании-должника, к субсидиарной ответственности.

1. Ликвидация ООО через процедуру банкротства. Условия и основания наступления субсидиарной ответственности регулируются следующими нормативно-правовыми актами:

  • Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, глава III.2.
  • Ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в которой говорится, что в случае банкротства предприятия по вине участников общества, при недостаточном объеме имущества для погашения задолженностей, на них возлагается субсидиарная ответственность. Данное основание дает возможность привлечь участника компании-должника к субсидиарной ответственности, если:
    • участник компании-должника обладает правом давать распоряжения, напрямую влияющие на деятельность последнего;
    • участник компании-должника совершил действия, указывающие на использование права давать распоряжения, тем или иным образом влияющие на деятельность компании-должника;
    • присутствует причинно-следственная связь между использованием прав участника общества (ответчика) по отношению к должнику и действий последнего, приведших к его банкротству;
    • присутствует вина участника общества в банкротстве компании-должника.

2. Завышена стоимость имущества компании-должника В соответствии со ст.

15 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случаях оплаты долей в ООО не денежными средствами, участники и независимый оценщик несут солидарно субсидиарную ответственность по долговым обязательствам общества в сумме, равной завышению стоимости имущества должника. В данном случае срок действия субсидиарной ответственности составляет 3 года со дня регистрации ООО либо внесения изменений об увеличении капитала в Устав общества.

Срок давности субсидиарной ответственности

В рамках дел о банкротстве заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.Также отметим, что законодательство РФ предусматривает случаи невозможности привлечения физического лица к субсидиарной ответственности:

  • при отсутствии виновно совершенных действий руководителем и участниками (учредителей) компании-должника;
  • если субсидиарная ответственность противоречит закону – при официальной ликвидации ООО не применялась в установленном порядке процедура несостоятельности (банкротства); в соответствии со ст. 419 ГК РФ обязательство прекращается вместе с ликвидацией предприятия, как юридического лица.

Вс пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г.

данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г.

– президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг.

общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды.

В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед».

Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Читайте также:  Как правильно заполнить раздел 7 декларации по НДС?

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве.

Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ.

Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами.

Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части.

Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего.

Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась.

Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

ВС РФ разъяснит субсидиарную ответственностьПленум Верховного Суда рассмотрел проект постановления по вопросам привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при его банкротстве

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53).

«Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника.

При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо.

Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно.

Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО«Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности).

На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений.

Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента.

При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ».

ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г.

№ 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов».

Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором.

Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания.

Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо.

«Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом.

«В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника.

Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *