Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Любое юрлицо может оказаться возле черты, за которой следует банкротство. Иногда долги настолько большие, что даже продажи всех накоплений и активов оказывается недостаточно, чтобы их отдать.

Если главный должник не справится с выплатой долга, может наступить субсидиарная ответственность при банкротстве юридического или физического лица.

То есть, ответственность при банкротстве переходит с фактического должника на косвенно связанного с ним человека.

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Дополнительная ответственность возлагается не только на человека или компанию, задолжавших определённую сумму, но и на кого-то ещё, способного отвечать за долг. Обычно эта мера применяется для юридических лиц, когда финансовая ответственность распределяется среди аффилированных компаний, против которых запустили банкротство.

Что такое субсидиарная ответственность

Бытует мнение, будто субсидиарная ответственность в случае банкротства грозит исключительно индивидуальным предпринимателям.

Что касается учредителей ООО, то они рискуют уставным капиталом, а у больших компаний часто он не достигает даже нескольких десятков тысяч рублей.

Но это ошибочное мнение, так как личные активы учредителей имеют все шансы пострадать, если наступит банкротство, и средств на погашение долгов окажется слишком мало.

Субсидиарная ответственность (СО) – возложение ответственности за невыплаченные долги ООО, на учредителей, гендиректора, главбуха и других лиц, имеющих отношение к возникновению проблемной ситуации. Подробнее о том, кто должен отвечать:

  • Генеральный директор, президент или просто руководитель;
  • Заместители;
  • Директора, занимающиеся руководством секторов компании;
  • Руководители финсектора (главбух);
  • Руководители технических служб или главные техники, инженеры, технологи.

Эти должностные лица отвечают в рамках своих компетенций, но ответственность может коснуться каждого. Самое простое взыскание – устный выговор или штрафная санкция. Высшая мера наказания – уголовная ответственность.

Размер СО равен сумме непогашенных в ходе конкурсного производства кредиторских требований. Но только если кредиторы и их требования изначально были включены реестр. К основной сумме могут прибавить долги, связанные с текущими платежами, не включёнными в главный реестр.

Размер долга могут уменьшить, если должник докажет, что требования не отвечают ущербу.

Кроме представителей предприятия, пойти в суд могут:

Кроме того, СО делится на два вида:

  1. Договорная. Наступает, если не выполняются обязательства по договору.
  2. Внедоговорная (статутная). Наступает, когда начинается процедура банкротства.

Каждый случай  индивидуальный и требует разбирательства у специалиста. Особенно, если сумма компенсации большая.

Основания привлечения к ответственности

Основаниями, наличие которых вызывает субсидиарную ответственность при банкротстве, являются:

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

  1. Неисполнение обязанностей по подаче заявления. Срок, на протяжении которого это можно сделать – не дольше месяца с момента появления подозрений о банкротстве. Может быть большая финансовая потеря, которую невозможно компенсировать своими силами.
  2. Совершение действий или бездействие, повлёкших банкротство.

Основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве становится одновременное несоблюдение всех или большинства представленных условий:

  • Организацию законно признали банкротом;
  • У предприятия нет активов, суммарная стоимость которых смогла удовлетворить представленные требования со стороны кредиторов (банка, заёмщиков и т.п.);
  • Лицо было наделено в компании правами, что могли влиять на работу фирмы;
  • Проводился анализ и оценка финансовых/бухгалтерских бумаг, выявившая причинно-следственную связь между работой руководителя и ситуацией, приведшей к банкротству.

Процедуру можно запустить, только если банкротство признано, но требования удовлетворили не всех кредиторов.

Ответственность директора при банкротстве ООО

Директор – руководитель, принимающий решения о линии поведения фирмы.

Субсидиарная ответственность при банкротстве используется в 2021 году как мера контроля, чтобы руководители не злоупотребляли своим положением.

Зная о своей ответственности, руководители будут осмотрительнее делать рискованные шаги в ведении бизнеса, хотя это не гарантирует успешного исхода событий. От банкротства не застрахован ни один бизнес.

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Согласно законодательным нормам, субсидиарную ответственность при банкротстве несут не только директора, но и сотрудники, имеющие хотя бы немного влияния на принятие ответственных решений, даже бухгалтер. Рассмотрим случаи, в которых могут привлекать к ответственности:

  1. Компания убыточна, а аффилированные фирмы, наоборот, процветают.
  2. В бумагах за последние три года наблюдается систематический вывод активов (или единичные случаи, но выводились крупные суммы).
  3. В работе прослеживаются мошеннические схемы. Например, фирма купила здание у другой компании, но сразу же сдала его в аренду бывшим владельцам. Это помогает избежать большей части налогов. Когда схема при банкротстве раскрывается, отвечают руководители обеих компаний. Ещё одна схема – когда должник и кредитор является одним и тем же лицом. Правда, неофициально.
  4. Была замечена слишком явная экономия на налоговых начислениях.
  5. Бухгалтер допустил беспорядок в документации.
  6. Долг ИФНС не меньше 50%.
  7. Руководители представили недостоверную информацию в ЕГРЮЛ о деятельности ООО.

Субсидиарной ответственности руководителям не избежать, если был проведён вывод активов. К тому же подобные сделки даже не нужно сначала признавать недействительными – достаточно самого факта вывода.

В этой ситуации действует презумпция виновности. Проще говоря, причастные лица самостоятельно доказывают свою невиновность.

Они пытаются доказать, что причины, привёдшие фирму к банкротству, невозможно было предвидеть, и несостоятельность ООО наступила по объективным, независимым от руководителя и его действий, причинам.

Помимо директора, есть и другие лица, которых касается субсидиарная ответственность:

  • Специалисты, входящие в состав ликвидационной комиссии;
  • Лица, имеющие  право на половину уставного капитала организации;
  • Специалисты, совершавшие операции от имени должника (доверенность или другие особые полномочия).

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Потому руководитель, если его финансов недостаточно, может отвечать за созданную ситуацию не единолично.

Ответственность за бездействие

При банкротстве должника главная обязанность лица, которое становится банкротом, – объявить об этом, чтобы вовремя принять меры.

Потому, если должник не подавал заявление о банкротстве в арбитражный суд, это является весомым доказательством того, что руководителя могут привлечь в субсидиарной ответственности.

Но есть исключения, когда должнику помешали подать в суд, при условии, что обстоятельства были по-настоящему объективно непреодолимыми.

Чтобы не возникало путаницы, перечислим случаи, когда обязательно стоит обращаться в суд самим:

  • Компания-должник неплатёжеспособна и её имущества мало для исполнения обязательств перед кредиторами;
  • Компания-должник, выполнив кредитные требования кредитора, не сможет покрыть долги других кредиторов;
  • Взыскание имущества должника не позволит ему осуществлять хозяйственную деятельность.

Если должник попал в одну из этих ситуаций, ему нужно самостоятельно составлять заявление и подавать его в арбитражный суд.

Сроки привлечения

В законодательстве РФ существует срок привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве. Это три года с момента объявления о банкротстве. Сроки изменённые.

Их начали использоваться с 2017 г. Ранее к ответственности руководителей предприятий-банкротов могли привлекать только на протяжении двух лет.

Видимо, утверждённый ранее срок был недостаточным, учитывая длительность процедуры:

  1. Анализ работы организации арбитражным управляющим.
  2. Конкурсное производство, инициированное судом.
  3. Экспертиза финансово-отчётной документации. Её результаты становятся поводом к привлечению к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Если ответчик оттягивает сроки, кредитор должен подать заявление самостоятельно. Опоздав, требования кредитора не удовлетворят из-за истечения исковой давности. Поскольку распродажа имущества может длиться долго, двухлетнего срока часто было недостаточно.

Как избежать подобной ответственности

Поправки, внесённые в законодательство в 2017 г., ужесточают положение сотрудничества с КДЛ. Это делает практически невозможным для руководителей не отвечать за долги своего бизнеса.

Но директора, учредители и другие лица «у руля» предпочитают и дальше искать лазейки, как избежать субсидиарной ответственности, став банкротами.

Главной гарантией освобождения, как бы странно это ни прозвучало, будут законные методы ведения дел. То есть, отсутствие вины. Для этого нужно:

  • Быстро восстанавливать бухгалтерскую документацию, в случае потери каких-то документов, связанных с финансами;
  • Не делать очевидно невыгодных для бизнеса сделок с аффилированными компаниями или любыми другими фирмами;
  • Избегать фиктивных сделок;
  • Выделять больше времени на выбор контрагентов;
  • Не делать распродажу активов по дешёвке – стоимость активов нежелательно опускать ниже рыночной.

Но главное, ответственно относиться к финансовым обязательствам, и если появляются просроченные долги, попытаться их закрыть. Если отдавать деньги не вышло, или руководитель считает долги завышенными, можно их оспорить.

Но если это не помогло, есть ещё одна лазейка – предприниматель может указать себя в качестве поручителя. Это делается при обращении за кредитами.

Если фирма стала банкротом и её активов недостаточно для покрытия долга, ответчик показывает документы о своём статусе поручителя и может отвечать не как юридическое, а как физическое лицо.

Это уменьшает убытки, делая последствия для должника не такими катастрофическими.

Читайте также:  Куда жаловаться, если в квартире холодные батареи? порядок действий при оказании коммунальных услуг ненадлежащего качества

Причинами банкротства можно указать:

  • Действия контрагента, оказавшие тлетворное влияние на бизнес.
  • Халатную работу сотрудников компании;
  • Мошенничество третьих лиц или другие действия, находящиеся за пределами закона;
  • Катастрофы или бедствия;
  • Неблагоприятная рыночная конъюнктура.

То есть, факторы, на которые должник не мог повлиять или предусмотреть.

Судебная практика

Судебная практика, касающаяся закона о банкротстве и привлечении руководителей к субсидиарной ответственности, отличается крайней противоречивостью. Рассмотрим несколько решений судебных органов:

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

  1. Лица, контролирующие компанию-должника, обязуются самостоятельно доказать основания собственных действий, если другая сторона представила аргументы, опровергающие разумность шагов руководителей.
  2. Существует взаимосвязь между неподачей заявления и вредом, который получили кредиторы от действия или бездействия должника.
  3. Лица на руководящих должностях могут быть дисквалифицированы от служебных обязанностей – от полугода до трёх лет. Обычно это правило распространяется на лиц, допустивших повторное банкротство или нарушивших процедуру.
  4. Будут привлекаться ответственные лица, которые не вовремя передали документы конкурсному управляющему.
  5. Если сумма долга более 300 тысяч рублей, иск может подавать налоговый орган. Но в указанную сумму не засчитывают выплату долга НДФЛ. Это вторая очередь кредиторов, что не учитываются, когда определяются признаки банкротства.
  6. Круг контролирующих должностных лиц, которых могут привлечь, практически неограничен. Это не только руководитель, но и все люди, которые имеют даже косвенное отношение к управлению обанкротившегося бизнеса, и принимали решения.
  7. Лица рискуют не только своими деньгами и имуществом, но и профессиональной карьерой (их могут дисквалифицировать) и даже свободой. Государство осуществляет повышенный контроль над бизнесом.

Осуществляются меры по защите кредиторов от должников.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности

Заявления о субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица принимаются:

  • В процессе конкурсного производства;
  • На протяжении трёхлетнего срока;
  • Если у должника нет денег для оплаты судебных издержек.

Скачать форму искового заявления.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых ситуациях. Напишите нашему юристу о вашем конкрентном случае, это быстро и бесплатно. (пока оценок нет) Загрузка…

Субсидиарная ответственность членов семьи должника при банкротстве: судебная практика

В случае банкротства компании отвечать по ее долгам могут заставить владельца, директора или даже бухгалтера.

При этом спасти свое имущество не получится, даже если переписать его на членов семьи: субсидиарная ответственность может добраться и до родственников.

Руководитель юридического направления компании «36 стратагем» Катерина Коробкова рассказала о судебной практике по таким делам.

Банкротство в современном мире бизнеса стало обыденностью. Репутационные моменты мало кого беспокоят, равно как и незыблемость истории компании и передача ее из поколения в поколение.

Более насущным является вопрос о том, как обезопасить активы при банкротстве. Старые методы вывода активов на родственников и/или на компании, контролируемые родственниками — давно не работают.

Более того, даже более тонкие и изощренные схемы в судах рушатся.

При этом механизм получения долга с родственников, кроме собственно оспаривания сделок по выводу имущества, может дополняться институтом субсидиарной ответственности.

Кроме супругов, родителей и родственников супругов, в схемах могут участвовать и несовершеннолетние дети. Что суды говорят о возможности привлечения несовершеннолетних к субсидиарной ответственности?

Фабула дела (определение ВС РФ от 23 декабря 2019 года № 305-ЭС19-13326)

Налоговый орган (кредитор должника-компании) обратился в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности не только руководителя должника, его супруги, но и его несовершеннолетних (на момент предъявления требования) сыновей.

Общая сумма субсидиарной ответственности 311 662 635 рублей 87 копеек.

Решение суда первой инстанции

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Решением суда первой инстанции к субсидиарной ответственности был привлечен только сам руководитель должника. Для привлечения иных лиц суд первой инстанции не нашел оснований, не установив наличия критериев контролирующих должника лиц для указанных персон.

Решение апелляционной инстанции

Постановлением 9 ААС решение суда первой инстанции было отменено в части. К субсидиарной ответственности была привлечена супруга руководителя должника.

Суд апелляционной инстанции указал, что должник полученную прибыль от выполнения контрактов выводил через аффилированные и подконтрольные организации, которые в итоге попадали на счета ООО «Векша плюс», организации, полностью подконтрольной супруге руководителя должника. Таким образом, руководством должника-ООО «Альянс» выведено более 165 миллионов рублей.

Кроме того, суд апелляционной инстанции подчеркнул, что кроме того, что супруга руководителя должника Кириенко Наталья Алексеевна являлась одним из конечных бенефициаров схемы уклонения от уплаты налогов, кроме того являлась супругой руководителя должника.

То обстоятельство, что впоследствии они расторгли брачно-семейные отношения, не может служить основанием для отказа в привлечении указанных лиц к субсидиарной ответственности.

Что касается Кириенко Натальи Алексеевны, то факт нахождения в браке с генеральным директором Самыловских Вадимом Игоревичем является дополнительным основанием для установления за ней статуса контролирующего лица в соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 61.10 Закона о банкротстве.

Поддерживая суд первой инстанции и отказывая в привлечении к субсидиарной ответственности детей, апелляция указала, что на момент совершения правонарушений по уклонению от уплаты налогов дети являлись несовершеннолетними, что исключает возможность привлечения их к ответственности.

Решение кассационной инстанции

  • Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляции, оставив в силе судебный акт первой инстанции.
  • Отменяя привлечение к ответственности бывшей супруги, суд кассационной инстанции указал, что доказательств того, что наличие брачно-семейных отношений может являться основанием для определения супруга в качестве контролирующего лица, при условии наличия доказательств возможности определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника, — в материалах дела не имеется.
  • Позиция кассационного суда относительно невозможности привлечения к субсидиарной ответственности несовершеннолетних лиц осталась неизменной.

Позиция ВС РФ

23 декабря 2019 года ВС РФ отменил постановление кассационного суда, оставив в силе постановление апелляции в части привлечения к субсидиарной ответственности супруги руководителя должника.

В обоснование своих выводов ВС РФ указал на следующие обстоятельства:

  1. Правовое регулирование привлечения к субсидиарной ответственности не ограничивается специальными нормами Закона о банкротстве. При привлечении к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Закона о банкротстве, подлежат применению общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда. Лица, причинившие вред совместно — отвечают солидарно.
  2. Судами было установлено соучастие Кириенко Н.А. в совершении действий, приведших к банкротству общества «Альянс», в том числе действий, направленных на вывод денежных средств из числа активов должника в пользу общества «Векша Плюс». Так, суд установил, что Кириенко Н.А. непосредственно участвовала в деятельности организаций, использованных должником для получения необоснованной налоговой выгоды. Также Кириенко Н.А. являлась генеральным директором и единственным участником общества «Векша Плюс», на счета которого были перенаправлены скрытые должником от налогообложения денежные средства.
  3. Сами по себе факты наличия семейных отношений между контролировавшим должника лицом и его супругой, либо замещения гражданином должности бухгалтера или дачи им консультаций по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения в отдельности не свидетельствуют о наличии оснований для возложения на супругу или консультанта-бухгалтера ответственности за соучастие в доведении до банкротства. Однако имевшаяся в рассматриваемом деле совокупность этих фактов с учетом того, что Кириенко Н.А. указывает на то, что действия Самыловских В.И. и Кириенко Н.А. являлись согласованными, скоординированными, направленными на реализацию общего противоправного намерения супругов.

Вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности несовершеннолетних детей суд отправил на новое рассмотрение, указав, в частности, на следующее:

  1. Судебная коллегия согласилась с выводами нижестоящих судов об отсутствии в материалах дела надлежащих доказательств того, что Самыловских Даниил Вадимович и Дмитрий Вадимович, будучи несовершеннолетними в 2012–2014 годах, являлись контролирующими общество «Альянс» лицами и подлежат привлечению к ответственности за доведение этого общества до банкротства. К несовершеннолетним детям контролирующих лиц неприменима презумпция контролирующего выгодоприобретателя (подпункт 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве) в силу объективных особенностей отношений несовершеннолетних детей и их родителей, которым обычно присущи, с одной стороны, стремление родителей оградить детей от негативной информации, с другой стороны — повышенный уровень доверия детей к своим родителям.
  2. В силу указанных специальных отношений родители могут использовать несовершеннолетних детей в качестве механизма вывода ликвидных активов и их сокрытия. В частности, родители могут оформить переход права собственности на имущество к детям лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, совершив тем самым мнимую сделку.
Читайте также:  Как узнать кадастровый номер земельного участка по фамилии?

Отправляя дело на новое рассмотрение суд рекомендовал нижестоящим судам рассмотреть вопрос о возможности привлечения к ответственности Самыловских Даниила Вадимовича и Дмитрия Вадимовича за умышленные действия, направленные на создание невозможности получения кредиторами общества «Альянс» исполнения за счет имущества Самыловских В.И. и Кириенко Н.А., исследовав и оценив доказательства, представленные кредиторами и их процессуальными оппонентами.

В настоящее время судом первой инстанции спор в указанной части не рассмотрен и назначен на 20 октября 2020 года.

Стандарт, которого нет

Количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, рассматриваемых судами, постоянно растет, но можно ли назвать сбалансированной практику применения этого института в делах о банкротстве? Нет ли в ней крена — так называемого прокредиторского подхода? Не взыскивают ли суды без оснований к тому? Изменения, которые происходят со спорами по субсидиарной ответственности, хорошими не назовешь, считает партнер юридической фирмы Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин.

Декларативность или реальность?

Глава III.2, которой три года назад дополнился Закон о банкротстве, ознаменовала новый этап развития института субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

В начале этапа также было принято Постановление Пленума Верховного суда РФ (ВС РФ) №53, разъяснившее судам, что привлечение к этому виду ответственности является исключительным механизмом защиты нарушенных прав кредиторов — в знаменитом деле о банкротстве ООО «Дальняя степь» высший суд назвал его «экстраординарным». В этом же деле ВС РФ впервые заговорил о повышенном стандарте доказывания для такой категории споров — «ясных и убедительных доказательствах», а позже отнес его и к взысканию убытков по корпоративным основаниям. Но за прошедшее с тех пор время стало ясно, что указание высшего суда на исключительность, экстраординарность субсидиарной ответственности и повышенный стандарт доказывания — декларация, которая не имеет отношения к практике.

По данным судебного департамента при ВС РФ, общее количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, рассмотренных судами за последние два года, выросло более чем вдвое: в 2017 году таких заявлений было около 2 тыс. (и удовлетворенных из них — 39%), а в 2019 году — уже свыше 5 тыс. (удовлетворенных — 57%).

Для сравнения: в прошлом году при оспаривании сделок в делах о банкротстве количество удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности составило 52%.

Ситуация, когда вероятность удовлетворения иска по спорам с повышенным стандартом доказывания равна или даже выше, чем по спорам, где этот стандарт обычный, не является нормальной и противоречит здравому смыслу.

Конечно, можно возразить, что институт субсидиарной ответственности пронизан различными презумпциями, которые облегчают процессуальное положение заявителей, но презумпций хватает и в институте конкурсного оспаривания сделок.

Не стоит забывать, что в большинстве рассмотренных споров деяния, вменяемые ответчикам, совершались еще до принятия главы III.2 Закона о банкротстве.

Поэтому с учетом действия норм о субсидиарной ответственности во времени суды в основном применяют материально-правовые нормы ранее действовавших законов.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности не претерпели изменений. Более того, исходя из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ №53, привлечение к субсидиарной ответственности в отдельных случаях стало даже сложнее.

Например, с 2013 года в законе существуют две основные презумпции, при которых суды чаще всего привлекают к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства,— совершение сделок, причиняющих вред кредиторам, и непередача документации должника.

ВС РФ указал на необходимость оценивать сделку не только на предмет ее убыточности, но и значимости для должника — по идее это значительно затрудняет доказывание возможности применить презумпцию.

Другой пример — субсидиарная ответственность за несвоевременную подачу заявления должника.

Пленум ВС РФ разъяснил, что при определенных обстоятельствах, реализуя план выхода из кризиса, от этого вида ответственности можно освободиться — по итогу руководители получили ранее недоступный инструмент защиты в спорах. Высший суд говорил об этом плане еще в деле о банкротстве ООО «Каркас», но это было только разъяснение судебной коллегии.

Тревожные метаморфозы

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Александр Коряков, Коммерсантъ

Изменения, которые происходят со спорами по субсидиарной ответственности, хорошими не назовешь — об этом мне позволяет говорить не только статистика, но и личный опыт: я неоднократно участвовал в делах, где количество ответчиков составляет несколько десятков человек и подавляющую часть даже близко нельзя отнести к контролирующим должника лицам, максимум, о чем в большинстве случаев может идти речь,— это взыскание убытков по корпоративным основаниям.

Например, в одном деле арбитражный управляющий просит привлечь к субсидиарной ответственности 20 юридических лиц, в том числе аудиторскую компанию, на том основании, что аудиторы не потребовали созвать общее собрание акционеров, чтобы обратиться в суд с заявлением должника о самобанкротстве.

Вменяемое бездействие существовало еще до момента появления у лиц, правомочных созывать собрание участников должника, такой обязанности, но заявителя этот факт не смущает.

Кроме того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности по этому основанию иных лиц (помимо руководителя или членов ликвидационной комиссии), нужно доказать, что ответчик обладает статусом контролирующего должника лица.

Аудиторская компания, очевидно, такого статуса не имеет, тем не менее вот уже полтора года аудиторы ходят на заседания суда первой инстанции с круглыми глазами и, кажется, до сих пор не понимают, что происходит.

Конечно, можно спросить: к чему вам, юристам, беспокоиться, ведь субсидиарная ответственность касается только бенефициаров и топ-менеджмента компаний? Говорить заставляет инстинкт самосохранения — очень не хочется попасть под поезд под названием «субсидиарка», а вероятность этого, как показывает практика, отнюдь не нулевая.

Яркий пример — дело о банкротстве кооператива «Уральская плодоовощная компания»: суд первой инстанции в рамках спора о привлечении юриста Татьяны Вотиновой к субсидиарной ответственности наложил арест на ее имущество. Пугающе просто, притом что такой арест может провисеть несколько лет, пока длится судебное разбирательство.

АС Уральского округа оставил это определение в силе, а «подтверждением» контроля юриста над должником стал тот факт, что она представляла в судах интересы должника и его руководителя. И несмотря на то что в судебных актах не было ссылок на противоправное поведение Татьяны Вотиновой, ВС РФ отказался рассматривать ее жалобу.

В деле о банкротстве ЗАО «ИпоТек Банк» для принятия обеспечительных мер высший суд установил пониженный стандарт доказывания — это означает возможность арестовать имущество не только в случае, если контролирующее лицо действительно его скрывало, но и при обосновании высокой вероятности совершения им таких действий (например, при уклонении руководителя должника от передачи документации конкурсному управляющему высока вероятность, что он попытается уберечь свое имущество от взыскания). Иными словами, пониженный стандарт не означает, что суд должен автоматически принять обеспечительные меры — в любом случае необходимо доказать, что для их принятия есть основания.

Субсидиарная ответственность может затронуть не только отдельных практикующих юристов, но и целые юридические корпорации. Вот уже год в АС Московской области рассматривается спор о привлечении российского офиса международной юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (ранее в России — Goltsblat BLP) к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Стройальянс».

Судя по представителям и карточке дела, интересы компании представляют юристы других известных фирм: Herbert Smith Freehills CIS LLP и адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». При этом траты Bryan Cave Leighton Paisner на защиту будут весьма ощутимы, а шансы на реальное возмещение судебных расходов в случае победы невелики.

Дело в том, что судебные издержки в обособленных спорах в банкротных делах с легкой руки покойного ВАС РФ суды относят не к текущим расходам, а в третью очередь реестра — и в составе даже не основного долга, а погашаемых после него штрафов и других финансовых санкций.

Поэтому если ответчик понес судебные расходы и суд не «порезал» их, то с учетом статистики удовлетворения требований в делах о банкротстве эти расходы фактически не будут возмещены.

И здесь мы приходим к основной проблеме процессуального «терроризма» — тому, что работающего механизма, который мог бы противодействовать заведомо необоснованным требованиям о привлечении к субсидиарной ответственности, нет.

Читайте также:  ЮТэйр: правила и условия возврата электронных авиабилетов, изменение даты вылета

Из крайности в крайность

Среди ответчиков по многомиллионным требованиям мы видим как рядовых менеджеров, так и тех, кто проработал несколько месяцев или дней — и они не прячут свои небольшие активы, хотя действительно причастные лица скрыли все уже давно.

По закону долги из субсидиарной ответственности не «смываются» личным банкротством, то есть для предпринимателей, двигающих экономику вперед и часто неплохих, это, по сути, финансовая смерть.

Да и какой сигнал мы подаем иным менеджерам? Какой смысл при таких рисках занимать высокие позиции, принимать рискованные решения?

К сожалению, нашему правосудию свойственно бросаться из крайности в крайность. Если еще три года назад привлечь к субсидиарной ответственности было крайне сложно, то теперь это проще, чем оспорить сделку.

При этом любой участник гражданского оборота, взаимодействовавший с должником, может оказаться в ситуации, когда потребуется потратить время, деньги и нервы, доказывая свою непричастность к его банкротству.

Нужно ли менять законодательство, чтобы изменить текущую тенденцию по данной категории споров и противодействовать процессуальному «терроризму»? Не обязательно.

Во-первых, ВС РФ мог бы разъяснить, что судебные расходы ответчиков в рамках споров о привлечении к субсидиарной ответственности следует отнести к текущим платежам должника, а если заявление подается кредиторами, то именно они, а не конкурсная масса должны возмещать эти расходы. Во-вторых, высший суд мог бы провести «мастер-класс» для нижестоящих судов, рассмотреть серию кассационных жалоб и показать, что исключительность субсидиарной ответственности и повышенный стандарт доказывания в этой категории споров не пустые слова.

Юлия Карапетян

Судебная практика о привлечении уволившегося руководителя к субсидиарной ответственности | IT-компания Простые решения

Не так давно Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла решение, которое может значительно изменить практику привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности при банкротстве.

Познакомимся с деталями дела, чтобы четко оценить перспективы привлечения к ответственности владельцев бизнеса, директоров и главбухов.

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

В Законе «О банкротстве» от 26.10.2002 № 127-ФЗ говорится, что бывшего директора нельзя привлекать к субсидиарной ответственности, если его полномочия прекратились за определенный период времени до наступления банкротства компании.

Однако Судебная коллегия Верховного Суда внесла поправку: если директор опротестовал доначисление налога в суде, затем уволился, а инициированный им процесс годы спустя все-таки завершился проигрышем компании (и началом ее банкротства), то субсидиарная ответственность на него должна быть возложена.

Основание — если бы не этот затянувшийся процесс, то ФНС инициировала бы банкротство намного раньше.

История одного судебного дела

Выездная налоговая проверка 3 июня 2011 года выявила у краснодарского ЗАО «Орбита» недоимку по обязательным платежам — 1,147 млрд рублей.

«Орбита» 3 августа того же года оспорила решение ИФНС в суде, подав ходатайство о приостановления его действия. Суд первой инстанции 8 августа 2011 года приостановил действие решения ИФНС.

Мера действовала вплоть до ее отмены постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 февраля 2012 года.

Тот же суд 17 мая 2012 года снова отменил решение ИФНС — но уже не полностью, а частично. Точку в истории поставил судебный акт, которым требование «Орбиты» о недействительности решения налогового органа было отклонено — постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 февраля 2014 года.

ФНС 27 марта 2014 года обратилась с заявлением о признании «Орбиты» банкротом. Производство по делу о банкротстве возбуждено определением суда первой инстанции от 27 мая того же года.

К субсидиарной ответственности были привлечены несколько человек, в том числе и Сергей Клименченко, директор «Орбиты» с 4 апреля 2011 года по 14 мая 2012-го.

Именно при нем компания опротестовала решение ФНС в суде, тем самым отсрочив на несколько лет инициацию банкротства.

Дело о банкротстве за № А32-9992/2014 рассматривалось судами всех инстанций. Кассационная инстанция поначалу освободила Клименченко от субсидиарной ответственности, поскольку его полномочия как руководителя прекратились более чем за два года до возбуждения производства по делу о банкротстве.

Сразу уточним, что норма о двух годах действовала в предыдущей редакции Закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (абз. 34 ст. 2, ныне утративший силу), сейчас временные границы для привлечения к ответственности изменились.

Итак, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в мае 2018 года снова возложила на Клименченко субсидиарную ответственность в объеме 9,4 млн рублей. Приведем ниже доводы судей.

Норма о двухлетнем сроке была призвана избавить лицо, когда-то контролировавшее должника, от последствий банкротства, наступившего позже и не по его вине.

Однако если контролирующее лицо имеет возможность своими активными действиями (в нашем случае — опротестованием решения ИФНС в суде) отсрочить возбуждение производства по делу о банкротстве, это означает получение им преимуществ за счет кредитора. В итоге судебная коллегия ВС отказала бывшему директору «Орбиты».

Судьи назвали его заявление об утрате статуса контролирующего лица более чем за два года до возбуждения дела о банкротстве общества «злоупотреблением правом не быть привлеченным к ответственности».

Как сейчас определяется временной интервал для привлечения к субсидиарной ответственности

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности был изменен Федеральным законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ, которым внесены изменения в Закон о банкротстве. В новой редакции закона появилась глава III.2, а в ней статья 61.10.

В ней говорится, что лицо признается контролирующим должника, если оно имело право определять его действия в течение не более чем трех лет до возникновения признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 1 ст. 61.10 Закона № 127-ФЗ).

Признаки банкротства юридического лица определены в ст. 3 Закона № 127-ФЗ. Они наступают, если юрлицо в течение трех месяцев с момента возникновения обязательства не выплачивает долги кредиторам, зарплату работникам или налоги в бюджет.

Причем ФНС в письме от 16 августа 2017 года особо подчеркивает, что сокрытие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества не влияет на определение даты их возникновения.

Три месяца налог не уплачивается — и налоговая служба может подавать на банкротство.

Проигравший платит

Какие же выводы можно сделать из позиции, зафиксированной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС по делу «Орбиты»?

Затягивание налогового спора сработает только в том случае, если судебный процесс завершится победой налогоплательщика.

Если же суд в последней инстанции решит, что налог должен был быть уплачен, и окажется, что его уплата не оставляет компании шансов избежать банкротства, то срок начала этого банкротства как бы перенесется в прошлое.

По крайней мере, так это будет оцениваться при определении субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника (то есть собственников и руководства).

Это говорит о том, что перспективы налоговых споров стоит оценивать трезво: директора — инициатора заведомо проигрышного иска последующее увольнение из компании от ответственности не спасет.

Что касается деловых партнеров компаний, которые находятся в ситуации, схожей с описанной, то им можно порекомендовать как можно пристальнее и на более протяженном интервале отслеживать ход судебных споров своих контрагентов с ФНС. И в опасной ситуации вовремя инициировать банкротство, не дожидаясь момента, когда активов контрагента хватит только на выплату налогов.

Субсидиарная ответственность. Полный гид для собственников и руководителей бизнеса на основе анализа 375 арбитражных дел

СКАЧАТЬ ГИД В PDFСубсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

«Ужесточение порядка привлечения к субсидиарной ответственности по долгам организации во многом продиктовано потребностью передела собственности. Кроме того, сегодня субсидиарная ответственность — эффективный инструмент налогового администрирования и пополнения бюджета. А руководители предбанкротного бизнеса ведут себя как малыши, думающие, что надежно спрятались, просто закрыв лицо руками».

Согласитесь вы с этими утверждениями? Или нет? Давайте разбираться с субсидиарной ответственностью вместе.

Методологическое отступление

Мы проанализировали 375 арбитражных дел о привлечении к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний за двухлетний период с августа 2017 по декабрь 2019 года. Однако в отличие от нашего Гида по обвинениям в искусственном дроблении бизнеса, для аналитики мы взяли только Уральский федеральный округ, поскольку:

  • 375 дел в рамках всей страны не покажут объективной картины, на каждый судебный округ придется по 37 дел. Сузив территорию, мы смогли добиться практически сплошного охвата, таким образом, основные тренды будут проявлены четче;
  • Арбитражный суд Уральского округа по праву считается зачинателем судебных тенденций, а местный юридический ВУЗ — кузницей российских юридических кадров;
  • Территориально он находится примерно в середине страны и вообще всего материка, поэтому никому не будет обидно.

Если серьезно, то по итогу территориально ограниченного анализа действительно удалось прийти к внятным результатам, которых бы не было, «размажь» мы 375 дел по всей стране. Получилось бы как со средней зарплатой по последним данным Росстата… «есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика»(с).

В сравнении с предыдущей версией Гида, посвященной анализу дел 2018 года, помимо шага вперед, мы сделали небольшое отступление назад — в 2017 год.

Это позволило увидеть практическое развитие «темы» субсидиарной ответственности в динамике последних двух лет. Обозначить основные тренды, а значит максимально реалистично оценивать перспективы работы с «субсидиаркой».

В тексте Гида отражены усредненные данные за два года. Особенности динамики показателей и тенденций мы пометили подзаголовком «ТРЕНДЫ».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *