Замглавы Минстроя Андрей Чибис: О тарифах на ЖКХ, капремонте и экономии на тепле

Как тратятся деньги, которые мы отчисляем на капремонт? Что грозит недобросовестным управляющим компаниям? И можно ли снизить тарифы на коммунальные услуги? Об этом и многом другом в интервью «КП» рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ

 
Замглавы Минстроя Андрей Чибис: О тарифах на ЖКХ, капремонте и экономии на тепле
— Андрей Владимирович, главный вопрос, который всех волнует: можно ли снизить тарифы по ЖКХ? У многих на это треть зарплаты и пенсии уходит…
— За последние три года мы уже многого добились. Плата за ЖКХ растет ниже, чем инфляция. А совсем заморозить тарифы, когда увеличивается цена на электроэнергию, газ и трубы, которые надо менять, нельзя — города заморозим. Минстрой России с коллегами в правительстве ищет варианты, чтобы тарифы были еще более справедливыми. Чтобы не получалось так, что в одной территории, где разные системы теплоснабжения, были бы разные тарифы. Хотим прийти к эталонным затратам, чтобы они стали еще более прозрачными. Нужно сделать так, чтобы люди четко понимали, почему это столько стоит в этом городе. Задача — модернизировать инфраструктуру и снизить платеж. Думаю, дополнительные инструменты для этого мы сможем найти и в следующем году запустить.
«САМОЕ ЭФФЕКТИВНОЕ — ЭКОНОМИТЬ НА ТЕПЛЕ»
— Опыт других стран можем применить? В Европе с ЖКХ все в порядке, но и тарифы там выше в разы. Даже с тамошними зарплатами все экономят…
— Цена на жилищно-коммунальные услуги считается не из того, сколько может платить человек, а из того, сколько минимально необходимо, чтобы подать в кран воду. По поручению министра (глава Минстроя Михаил Мень. — Ред.) мы анализируем успешный международный опыт, технологии, чтобы использовать лучшие решения. Мы сравнивали Москву и Токио. Мегаполисы. Разница в себестоимости подъема, очистки, доставки воды до конечного потребителя между Токио и Москвой может быть только в зарплатной части. А с точки зрения химических реагентов, электроэнергии, стоимости труб и так далее? Все очень близко. Эти издержки нужно нести. Но стоимость воды в Токио выше, чем в Москве, в 5 раз. В Европе воду закрывают, свет выключают. Там цена сильно выше. Мы по такому пути не пойдем.
— А по какому пойдем?
— Будем повышать энергоэффективность. Такие инструменты позволяют сделать платеж еще ниже. Самое простое и быстрое — экономить на тепле и электроэнергии.
— Пример приведете?
— В Камчатском крае начали устанавливать индивидуальные тепловые пункты. Индивидуальный тепловой пункт или «узел погодного регулирования» — это специальное оборудование. Его устанавливают в подвале многоквартирного дома. Прибор регулирует подачу тепла в дом в зависимости от погоды. На улице потеплело — подача тепла снижается, похолодало — увеличивается. В итоге дом потребляет ровно столько тепла, сколько ему нужно. И затраты на отопление снижаются на 30%. На энергоэффективный капремонт можно получить и господдержку — до 5 млн. рублей на один дом. Министр Михаил Мень поставил перед нами задачу: капремонт должен не просто восстанавливать состояние сооружения, а качественно менять его уровень. Такие вещи вполне окупаемы и выгодны собственникам. Все больше подобных практик в стране появляется.
«ОТРЕМОНТИРОВАЛИ 70 ТЫСЯЧ ДОМОВ»
— Что с капитальным ремонтом? Как он идет?
— Система запускалась непросто. Было много дискуссий, скандалов. Но сейчас очевидно, что это было абсолютно правильное решение — иных инструментов поддерживать состояние жилищного фонда в достойном состоянии просто нет. Люди поверили в капремонт и сейчас уже не протестуют, а требуют провести его как можно скорее. В прошлом году уже мы вышли на плановые темпы ремонта — более 40 тысяч многоквартирных домов в год.
— А раньше сколько было?
— В 2014 году начинали с 8 тысяч домов. В 2015 году — 20 тысяч. Капитальный ремонт — непростая задача. Надо подрядчиков найти. А не каждый хочет туда идти, заниматься мелкими вещами. Все хотят глобальных строек. Но бизнес пошел, когда понял, что это колоссальный рынок. А для экономики — это поддержка малого и среднего предпринимательства, повышение качества жизни.
— Сколько людей уже живут в отремонтированных домах?
— Порядка 20 млн. человек в 70 тысячах многоквартирных домов. Это существенно. У этих людей не работали лифты, текла кровля, рушились фундаменты. В рамках капремонта все укрепляется, восстанавливается, меняется. Минстрой запускает новый проект опережающего обновления лифтового парка. Лифты — это не только комфорт. Людям, особенно старшего поколения, не очень просто подниматься наверх, не говоря уже о людях с ограниченными возможностями. Это еще и вопрос безопасности.
— То есть, вот на что идут мои 300 рублей в месяц…
— Все в ваших руках. И если на старте большинство считало, что пусть государство всем занимается, то сейчас растет популярность спецсчетов: люди переводят деньги из Фонда капитального ремонта на специальный счет дома. Сами принимают решение, в какие сроки и за какие деньги делать ремонт.
— Если все перейдут на эти специальные счета, тогда в общем фонде не останется денег для тех, кто действительно нуждается…
— В идеале, конечно, всем нужно перейти на спецсчета, но, боюсь, это будет нескоро. Нужно, чтобы был активный совет многоквартирного дома. Зачастую такого нет. Но мы дали свободу выбора. И те, кто готов, принимают решение.
— Какая доля домов, перешедших на спецсчета?
— Почти 15%. И у этих людей есть выбор: они могут решить, когда, что конкретно ремонтировать и на какую сумму. Могут сэкономить, а могут довнести денег.
«НЕ ИГНОРИРУЙТЕ ИНИЦИАТИВНЫХ СОСЕДЕЙ»
— Различается ли активность жителей по регионам?
— Активные и продвинутые граждане есть везде. Так же, как есть и люди пассивные. Но последних нельзя обвинять: что ж вы ничего не делаете? Каждый занят своим делом. Кто-то учит людей, кто-то ракеты строит, кто-то космодромы обслуживает. И в этом смысле это вопрос выбора. Конечно, проходить мимо собрания или мимо инициативных соседей нельзя. Это не очень честно. Но мы никого не нагружаем обязанностью что-то самостоятельно инициировать. Мы в Минстрое как раз системно выстраиваем рынок в сфере управления жильем, чтобы можно было принять решение в электронном виде, в онлайн-голосовании, в любой удобной форме.
— Если хотим улучшить жилищные условия в своем доме, какой алгоритм действий посоветуете?
— Вопрос личного примера. Мы с соседями по дому взялись за контроль работы нашей управляющей компании. У нас начало получаться. Житейский опыт, без административного ресурса. Если мы хотим комфортно жить, то надо выбирать определенную группу активных соседей, создавать совет многоквартирного дома. У нас пять-семь человек активных жителей набралось, мы стали между собой проговаривать, что важно для нас. Фиксировать это, рассылать остальным собственникам, звать их на собрания. И управляющая компания стала прислушиваться к позиции собственников. У нас и платеж начал снижаться, потому что мы стали влезать в то, на что тратятся деньги. Когда люди объединяются, появляется лидер или инициативная группа, то в доме быстро наводится порядок.
«НА ЭТОМ РЫНКЕ ПОКА МАССА ЖУЛИКОВ»
— Как будете бороться с недобросовестными управляющими компаниями?
— Мы постепенно ужесточаем требования к управляющим компаниям, даем свободу добросовестным. Но если ты красную линию перешел, нарушил закон, тогда жесткая ответственность будет наступать. Прошла первая волна очищения, некоторые компании лишились лицензий. В ближайшие год-два, считаем, нам удастся докрутить эту сферу управления жильем. Пока на этом рынке есть масса жуликов. Например, компании, которые управляют не домами, а чужим денежным потоком. Получая с людей деньги, они недоплачивают за свет, воду, другие ресурсы. Чтобы такие участники покинули сферу ЖКХ, мы исключим управляющую компанию из посредников по оплате жилищно-коммунальных услуг. Деньги будут идти напрямую поставщикам тепла, воды, электроэнергии, газа. Тогда и жуликов здесь не останется. Это откроет рынок для тех, кто действительно способен заниматься управлением домами. Пакет мер будет принят до конца этого года. И тогда с 2018 года произойдет вторая волна очищения.
— Для жителей что изменится?
— Будет возможность платить напрямую водоканалу или котельной. Но платежка будет единая. Планируем, что с июля 2019 года она станет обязательной. Там будут счета поставщиков ресурсов — и деньги будут автоматически попадать к ним. Это более честная конструкция и удобная для потребителя.
«БОЛЬШИНСТВО ДОЛЖНИКОВ — СОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ»
— Как бороться с теми, кто не платит по квитанциям?
— Если брать долги населения, они превышают 250 млрд. рублей. Это почти четверть ежегодного оборота в части физических лиц в сфере ЖКХ. Мы принимали несколько решений по этому поводу. Они дали положительный эффект. Мы дали послабление тем, кто не платит месяц. Люди заболели, уехали. Месяц тебя никто не трогает. Но если уж ты не платишь три месяца, то тогда у тебя наступает жесткая пеня — 30% годовых. Если «кредитуетесь», то оплачивайте ставки на уровне потребительского кредита. Это тоже дало определенный стимул. Банки приняли решение: должникам по ЖКХ они кредиты не выдают. Это тоже подстегнуло тех, кто пытался не платить. Судебные приставы накладывают ограничения на пересечение границы.
— А кто в основном не платит?
— Парадоксально, но люди с небольшим достатком более ответственно относятся к своим обязательствам. Например, те же пенсионеры. А если посмотреть списки должников, какой-то процент будет людей с маргинальным поведением, но подавляющее большинство — это люди весьма состоятельные, которые просто считают, что не платить — это чуть ли не модно. Но они не государство обманывают, не управляющую компанию, а своих соседей. В новостройках так бывает: люди купили второе жилье, вложили деньги и считают ненужным платить ни за тепло, ни за обслуживание, ни за работу лифта. Мол, там же никто не живет. А дом все равно надо обслуживать, отапливать, системы водоснабжения должны работать. На это нужны деньги. В итоге соседи платят и за себя, и за других. Это неправильно.
«Комсомольская правда»